ОБО МНЕ

Я родился в 1953 году. Сталин был еще жив, но не долго. Вскоре после его смерти начались тридцать лет сравнительно устойчивой жизни в нашей стране. Я это вывожу из того, что мои родители все это время работали в одном и том же месте. Правда, для этого им пришлось переехать на Камчатку. А мне приходится менять места работы, как перчатки. Как приходилось и моему деду. А вот им не приходилось.

У входа в Третий корпус
Окончив школу, я поехал поступать в институт в Ленинград. Почему в Ленинград? Он мне всегда казался благородным, "серебряным" по сравнению с "размашистой", "золотой" (самоварной?) Москвой. "Белые ночи", "культурная столица", то, се... Процентов на пятьдесят он оправдал мои ожидания... Тогда. Нынче он уже совершенно "ни то, ни се". Каким он станет, я не знаю. Пока он никакой. Сюда хорошо приезжать туристом. А жить здесь... За "белые ночи" приходится платить "черными днями", когда в течение долгих месяцев не видно солнца. Сырой климат, насморк...

После института я несколько лет проработал инженером в области цифровой электроники. Потом стали появляться мини-компьютеры. Это было мне интереснее. Они тогда часто ломались, и с ними больше приходилось возиться как с железом, чем писать программы. Потом появились IBM-совместимые персональные компьютеры, которые ломались уже редко. И я несколько лет проработал чистым программистом.

Тем временем я женился, у меня родилась дочь, мы с женой стали ссориться, я развелся и уехал из Ленинграда на Камчатку. Посидев там и подумав немного (7 лет) я снова вернулся в Ленинград - уже Петербург, и снова женился на своей жене. Учитесь!

Потом программные средства стали становиться все больше и ненадежнее, и стали сбоить так же часто, как до того сбоили компьютеры. А в последние годы и компьютеры ломаются все чаще - им тоже пришлось стать большими и сложными, чтобы соответствовать большим и сложным программам. Но я так и болтаюсь при компьютерах. Уже не программист, а так - стараюсь, чтобы они все-таки работали. Вроде пастуха. Это не так уже интересно. Но дает средства к жизни. А остальное мне, пожалуй, еще менее интересно.

Увлечения у меня были. Я писал стихи (а кто их не писал?), я играл на классической гитаре, любил вылазки на берег океана или за город на велосипеде и на лыжах. Семейная жизнь как-то не предполагает посторонних увлечений. Моя жена моложе меня на шесть лет. Сейчас она преподает английский в школе. Взрослая дочь совершенно по-взрослому решила изменить фамилию на более благозвучную - "Иванова". Мужчина в доме - Мишаня, йоркширский, блин, терьер, гроза района.

Это наше бывшее транспортное средство - дизельный "Хантер". Ездил он небыстро, но убедительно. Пять лет. Потом я его продал - жену в нем укачивало. Сейчас у нас "Калинка - правильная машинка". Тарахтелкадостаточно удобная - на дачу ездить (больше некуда). Жена упорно отказывается водить, хотя права у нее тоже есть.
Впрочем, подробнее о машинах и собаках вот здесь и здесь.

Но я все-таки хотел бы вернуться на Камчатку. То место для меня подходит, а это - нет. Там и люди немного другие. И в городе пахнет йодом с моря. А не тем, что город сливает в море. И зимой там снег и солнце. Мне надо, чтобы было солнце. Я не хочу в круиз, на Таити, на Канары... Может быть, мне бы понравилось жить на берегу того же океана, но с другой стороны - на севере Канады или на юге Аляски. Но и туда не хочу :)

А хочу я пива. Каждый день, ближе к вечеру. Баночного и бутылочного пива сейчас нет, под этим названием продают крепленую мочу (а что вы хотите - капитализм на дворе). Отчего, было, сам превратился в пивной бочонок на ножках. Но тут выручило новое увлечение - самокат. Из дома до метро, с метро до работы, вечером обратно, да в обеденный перерыв еще до кафе, а потом по окрестностям покататься. Так 15 кг и спустил.

Когда я жил один на Камчатке, я понял, что нельзя жить, если никого не любишь и никто тебя не любит. Даже если хорошая квартира, хорошая работа, хорошая зарплата, хороший климат, хорошие друзья...